Перейти к основному контенту

Путешествие в Волшебную Страну Эльфов или Сказки Феи Снов — Татьяна Минченко

ВКонтакте

Путешествие в Волшебную Страну Эльфов или Сказки Феи Снов

Глава Первая

Машенька вернулась со дня рождения подруги Лерочки, она очень устала и быстро уснула под нежную песенку сонных эльфов.

Зеваем, зеваем,
Меры не знаем,
Небо и звезды
Всё прозеваем.

Фея Карамели уже час бежала по Заколдованному лесу, но никто так и не попался ей навстречу. «Куда все подевались?» — размышляла она, то и дело, заглядывая под кусты, — «Никого», — сказала она вслух сама себе и, вздохнув, присела на листок сирени покачаться, ей надоело играть в прятки. Цветы часики пробили полдень, когда фея уснула, свернувшись калачиком, укрытая прохладным листом.
— Спит, — прошептала фея по имени Лея, подружке на ухо и тихо засмеялась, словно прошелестела трава.- Давай перенесём её в чащу, а когда она проснётся, спрячемся.
— Но там одной страшно, — возразила другая фея, которую звали Дея, — вдруг она испугается и потеряет дар речи, или начнёт заикаться.

— Но мы же будем рядом, если она такая трусиха, мы тут же объявимся.
— Ой, не нравится мне всё это, — вздохнула подружка, но кивнула головой в знак согласия.

Две пары рук дружно взмахнули волшебными палочками, и Фея Карамели тут же очутилась вместе с кустом сирени в самой чащобе, куда не ступает нога даже самого смелого эльфа. Проказницы захихикали и спрятались за ближайшим кустом. Фея Карамели проснулась и сладко потянулась,
— Где я? — испуганно пролепетала она, оглядевшись вокруг, куда это я забрела. — В этот миг ей послышался приглушенный смешок, фея прислушалась. — Показалось, — сказала она сама себе задумчиво и вспорхнула на ветку сирени, чтобы посмотреть вокруг.

Верхушки деревьев стояли плотным частоколом, напрасно феечка смотрела вдаль, повсюду виднелись только вершины сосен и елей. — Откуда же здесь очутился куст сирени? — феечка спикировала вниз и уселась на ветку, озабоченно глядя по сторонам, запах сирени дурманил и мешал думать, фея соскочила с ветки и побрела по лесу. — Кто здесь? — вдруг остановилась она и прислушалась, ей показалось, что кто-то преследует её, но лес был тих, и феечка успокоилась. А тем временем Лея и Дея следовали за Феей Карамели по пятам, но вскоре это занятие им наскучило, они дружно зевнули и улеглись спать на мягкой подстилке из еловых иголок, укрывшись одеялом из листьев черники. — Ах, какая же я глупая! — воскликнула Фея Карамели, — у меня же есть волшебная палочка, — она взмахнула палочкой, и прокричала,- хочу снова оказаться в Заколдованном лесу! — и… ничего не произошло, волшебство в чаще леса не действовало. — Как же так? — удивилась феечка и взмахнула ещё раз волшебной палочкой, земля задрожала и из-под кочки вылез злющий гном.

— Чего орёшь? — проговорил гном, его слова вырывались изо рта, словно сжатый воздух из проткнутой шины.
— Я, я не ору, — пролепетала испуганно фея, я ворожу.
— Ой, не могу, — гном схватился за живот, я сейчас умру от смеха! Ты что, с ели свалилась и головкой приземлилась?
— Нет, с чего вы взяли? — обиделась фея.
— Ну, кто же из фей ворожит в Страшной чащобе? Только чокнутые или вот как ты головой ударенные.
— Ничем я не ударялась, хотя, может быть. Когда я спала.
— Вот, — поддакнул гном, — вот так всегда, спишь себе на ветке, потом бац, и об траву головой, так всё и было, да, ты просто позабыла.
— Ну, я не знаю, я не местная.

— А чего в чащобу тогда лезешь? Совсем страх потеряла?
— Никуда я не лезла я шла себе по Заколдованному лесу, мы играли с подружками в прятки, потом меня сморил сон.
— И ты упала с ветки, — закончил гном.
— Никуда я не падала, — фея замолчала, подбирая слова, потом безнадёжно махнула рукой и присела на траву, — что я тут распинаюсь, ты всё равно мне не веришь.
— Ладно, не расстраивайся так, я тоже падал с веток, и даже вот, — Гном поднял колпачок и показал морщинистый лоб, — смотри, даже шрам остался, а что уж говорить о тебе, слабое создание, ножки как тростинки, ручки как былинки. Голова, с ягодку крыжовника, ох, — гном вздохнул и вытер набежавшую слезу, помню, был я когда-то молодым и любил одну фею, эх, были же времена.
— Простите, что прерываю, это безумно интересно, но мне нужно выбираться отсюда.

— Ах, да, спохватился гном.
— Фея Карамели, — послышались вдруг из чащи голоса,- ау.
— Я здесь, — крикнула обрадованная девочка.
— Три феи, это уже слишком! — просвистел гном и поспешил спрятаться в норку, только его и видели.
— Лея, Дея, — бросилась к ним Фея Карамели, — вы тоже заблудились в лесу?
— Мы, — феечки замялись, — мы сейчас всё исправим, — они дружно взмахнули волшебными палочками, но опять ничего не произошло. — Мы сейчас, мы просто подзабыли нужное заклинание, эники, беники, раба!
— Бесполезно, не старайтесь, — Фея Карамели безнадёжно махнула рукой, — здесь в Страшной Чащобе наше волшебство не работает.

— Что же делать? — засуетились Лея и Дея, — что мы натворили? Мы лишь пошутить решили?
— Пошутить, — не поняла Фея Карамели.
— Ах! Теперь уже не важно, но это мы виноваты во всём, нам стыдно.
— Разве учитель не говорил вам, что с волшебством не шутят?
— Много раз говорил, но мы не слушали, — захныкали феечки.
— Ну, хватит! — Фея Карамели бодро вскочила на ноги, я однажды бродила по лесу целую неделю, когда гостила у моей тётушки, и тогда была зима, но я всё равно нашлась, не нужно терять присутствие духа, пойдемте.
— Куда? — взмолились Лея и Дея, — мы устали, наши крылышки помялись, мы есть хотим.
— Хватит хныкать, вставайте!

— Убирайтесь, я спать хочу, а вы шумите, — послышалось из норки, гном окончательно рассердился, он недолюбливал фей, потому, что одна из них когда-то отвергла его.
Феечки нехотя поднялись с травы и побрели вслед за Феей Карамели, которая бодро шла по лесу, словно точно знала дорогу, а лес становился всё темнее и дремучее, феечки ежились от страха и прижимались друг к другу, словно замёрзшие воробышки.
— Куда мы идём, мне страшно, — пошептала Лея.
— Остановитесь, там темно, — пропищала Дея.
Феечки заупрямились и уселись под огромной елью.
— Мы дальше не пойдем, — скрестила на груди свои тоненькие ручки Лея.
— Да, не пойдём, — поддакнула Дея и демонстративно уселась на траву.

— Девочки, скоро стемнеет, уговаривала их Фея Карамели, — надо идти, — Но феечки накуксились и не двигались с места. В этот самый момент с ели что-то упало прямо на голову Феи Карамели. — Ой! — крикнула от неожиданности девочка и сняла с шеи маленького мехового человечка. — Ты кто? — от удивления у феечки расширились глаза.
— Меховичок, — буднично представился человечек и галантно поклонился. Его голубой сюртучок блеснул медными пуговицами в свете заходящего солнца. — Попал сюда по воле брата десять лет назад, с тех пор не найду никак дорогу домой.
— Какой ужас! — вскричали Лея и Дея и мигом вскочили на ноги, — мы не можем жить в чащобе десять лет, так мы все занятия по волшебству пропустим и безнадёжно отстанем от других фей.
— Ох, — вздохнул тяжело Меховичок, куда я только не ходил и туда, — он махнул рукой влево, — и туда, — он показал назад, — и туда, и вон туда, — он крутился на месте, показывая пальцем все направления, где его постигла неудача, — нигде нет выхода.

— А ты ворожил? — спросила Фея Карамели.
— А как же, я был лучший в классе, какие только заклинания я не пробовал, всё без толку.
— А что же твой брат? Он не ищет тебя?
— Я не знаю, он хотел подшутить надо мной, произнёс какое-то заклинание, которое перенесло меня спящего в самую чащу, а сам остался дома. Он старше и гораздо лучше меня умеет колдовать, но даже он ничем не смог помочь, я думаю, он пытался найти меня, но всё напрасно.
— Девочки, мы действительно влипли в историю, — озабоченно проговорила Фея Карамели, она нахмурила лоб и принялась думать. Феечки уселись рядом и подпёрли локтями коленки, делая вид, что они тоже размышляют, Меховичок присел на кустик черники и принялся веточкой рисовать на земле какие-то знаки.
Спустилась ночь. Ели потемнели, словно их облили чернилами, луна задержалась в гостях у солнца и не торопилась освещать поляну, на которой расположились заблудшие души. Фея Карамели думала.

Феи леса. Часть2
«Если мы не пойдем ни направо, ни налево, ни прямо, ни обратно, что если нам взять в руки по острому камешку и начать копать. Мы ведь можем докопаться до подземного города, а его жители укажут нам дорогу домой. А если и не укажут, вдруг они злые-презлые, то может быть, там под землей наши волшебные палочки начнут снова работать и нам не понадобится ничья помощь. А если мы не докопаемся до подземного города, то, может быть, хотя бы до кротовой норы, а уж по ней выползем в наш родной Заколдованный лес. Эх, была не была!», — феечка нашла острый камешек и начала копать, тишину ночного леса оглушил стук камня, «Бум-бум», «Клац-клац».

— Да что же это такое делается, — раздался недовольный скип, — видно на роду мне написано терпеть гадости от этих препротивных фей! Ну чего тебе не спиться? — заспанный гном в ночном колпаке и со свечой в руках внезапно возник перед Феей Карамели, словно волшебный гриб скороспел. Эти грибы всегда пугали девочку, потому, что в мгновение ока вырастали у тебя на пути в самых неподходящих местах и в самое неподходящее время, отчего феечка всегда вскрикивала от неожиданности и хваталась на сердце. Вот и сейчас она выронила камень и громко закричала.
— Ой!
— Что, что случилось?- лепетали спросонья Лея и Дея и тёрли глазки, Меховичок молчал, он притаился в траве, пригнув голову к коленям.

— Случились вы, — выдохнул злобно гном, его лицо в свете свечи выглядело устрашающе, и бедные маленькие феи затрепетали крылышками, словно подул сильный ветер.
— Что вам не спиться. Что вы все долбите и шумите?
— Я подумала, храбро полепетала Фея Карамели, — она думала, что храбро, но её голосок прозвучал так тихо, словно слабенький ветерок прошелестел в лепестках.
— Что? Что ты там лопочешь, мерзкая девчонка? Говори громче, чего уж шептать, ты уже весь лес разбудила.
— Я подумала, ещё тише прошептала девочка, вжав маленькую голову в плечи,- что если мы не пойдем ни на право, ни налево, ни прямо…

— Ближе к делу, — раздраженно прервал её гном.
— То мы докопаемся до подземного города и спросим дорогу домой, а если жители подземного города злые — презлые…-
— Ну, хватит! Это же надо такое придумать? А меня спросить? А может я тоже подземный житель, а может я бы подсказал? Нет, мы будем шуметь, греметь и копать среди ночи!- гном злобно буравил глазами девочку, словно хотел добраться до её маленьких с горошину мыслей и понять мотив столь глупого и нелогичного поступка.

— Я, я об этом не подумала, простите.
— Нет там никакого подземного города, уж я то знаю, я тут триста лет один как сыч живу, триста лет копаю туннели, и никого, слышишь, глупая девчонка, никого здесь не встретил, а я уж будь уверена, копать умею хорошо, у меня есть кирка и лопата и тачка, — гном в бешенстве брызгал слюной и стал похож на размокшего сморчка.
— Хм, хм, — раздалось из травы, — я дико извиняюсь, но, меня нельзя назвать никем, то есть я, конечно, не гном и не фея, но всё же я есть, я существую, и меня нельзя назвать обидным словом «никто».
— А, это ты Меховичок, всё ещё здесь бродишь? Я про тебя совсем забыл. Ладно, я не такой монстр, как вы думаете, идемте ко мне в норку, переночуете, а утром поговорим.
Компания гуськом направилась вслед за гномом, держась друг за друга. Хозяин громко ругался, спотыкаясь о корни и постоянно ронял носовой платок, которым утирал вспотевший лоб.

— Многоуважаемый гном, — Фея Карамели протянула озябшие ручонки к очагу и уселась в кресло.
— Куда ты! — завопил гном, — это моё кресло, кыш отсюдова!
— Ах, простите, — феечка вжалась в уголок кресла и поджала ножки, но я устала, а у вас здесь решительно негде присесть.
— Ладно, сиди уж, — махнул рукой гном и уселся на корзину с корешками, любовно собранными в лесу.
Меховичок храпел в корзине с сушеными ягодами, а Лея и Дея сладко посапывали в корзинках с сушеными грибами.
— Многоуважаемый гном, тихим голосом сказала Фея Карамели, — а как вы очутились в страшной чащобе.

— Это долгая история, вздохнул гном и стал прохаживаться вдоль стены, то и дело, поглядывая на девочку. Давно это было, триста лет назад. Я тогда был горячим юнцом и только что закончил Академию гномов.
— А на кого вы учились.
— Как на кого? На гнома конечно!
— Ах да, какая я глупая.
— Была по соседству с нашей академией школа фей.
— Ой, это наверно наша, я там учусь.
— Не перебивай, а то я так никогда не расскажу, смотри уже взошла луна, а там и до рассвета недалеко.
— Я молчу, молчу, — феечка прикрыла рот ладошками и удобнее устроилась в кресле.
— Ну, так вот, училась в той школе в последнем классе Фея Мшистых Болот.

— Ой. Я её знаю, она преподает нам лягушачий язык.
— Да, она всегда умела превосходно квакать, «Ква, ква». Я влюбился без памяти, и предложил ей руку и сердце. На выпускном балу она танцевала только со мной, и все гномы мне завидовали. Как же она была хороша! Я наметил день свадьбы и пригласил друзей со всего леса, и вот в самый торжественный момент, когда старейший гном и мудрейшая фея должны были нас поженить, моя невеста не явилась на свадьбу. Как же мне было горько, как же мне было стыдно перед друзьями, я больше не мог находиться в их обществе, мне казалось, что последний муравей в лесу смеется надо мной. В отчаянии я бросился бежать, куда глаза глядят, и попал в Страшную чащобу. Много дней я не ел и не пил, так я страдал, а потом привык жить бобылем и смирился со своей участью, но я до сих пор её люблю и скучаю. Ты первая, кому я это рассказываю.
— Ах, какая наипечальнейшая история. Мне очень и очень жаль. Знаете?
— Что?- встрепенулся гном.
— А ведь она вас тоже любит и ждет.
— Откуда ты знаешь? Ты говоришь это, только чтобы утешить меня, — старик всхлипнул, горькая слеза скатилась по его морщинистой щеке и растаяла где-то в складках кожи.

— Как-то раз я осталась в классе, чтобы вымыть доску и приготовить всё к следующему уроку, я была в тот день дежурная, так вот, я слышала, как Фея Мшистых Болот плакала под окном и рассказывала учительнице по пению, как осталась без жениха свадьбы и счастливой семейной жизни. Конечно, нехорошо подслушивать, я знаю, но я не смогла отойти от окна, Фея Мшистых Болот была вся в слезах, она рыдала и жаловалась, что в день свадьбы шла на болото, чтобы вместе с подружками полететь на торжество, по дороге она ступила на зыбкую кочку и провалилась в трясину, она выпачкала всё платье и надежно застряла между двух коряг. Шло время, она кричала, но все болотные жители ушли на свадьбу. Когда же она выбралась, то было уже темно, а вы, сбежали. Вот такая вот печальная история.

— Значит, она меня всё ещё любит и ждет, а я, я тут, а она, она там, — гном заметался по норке, словно куда-то опаздывал, но никак не мог вспомнить куда. Он хватался то за шарф, то за сюртук, то за кошелек, но все вещи валились из рук и путались под ногами как засохшая трава. Я должен отсюда выбраться! Я обязан. Гном остановился. Глаза его горели странным огнем, щеки рдели как два красных яблока, губы шептали что-то невнятное, не то стихи, не то заклинания. — Я знаю, как отсюда выбраться. Я просто не хотел. Смирился, да и зачем? А сейчас я должен, обязан.
Моя бедная Фея Мшистых Болот, моя милая квакушка, я иду к тебе. Ква, ква.- Он бросился к корзине с сухими травами, набрал пучок и бросил его в очаг. Травы вспыхнули, на миг, осветив норку ярким пламенем, и гном зашептал потрескавшимися губами заклинание, —
Феечка прислушалась и попыталась разобрать слова, но услышала только обрывки фраз. Вдруг раздался страшный треск, гном выбежал из норки, и девочка увидела в окно, как деревья расступились и пропустили маленькую темную фигурку, которая опрометью помчалась по образовавшейся просеке. Фея Карамели выскочила на улицу, кинулась было за гномом, но деревья перед ней сомкнулись плотным частоколом и сердито зашелестели листвой:

— Пропустите меня, я тоже хочу домой! — феечка колотила стволы слабыми ручонками, но всё было напрасно. Она принялась рыдать, но деревья только покачали кронами. Девочка побрела обратно в норку, плечики её вздрагивали, нос хлюпал, а слабые ножки путались в траве. Старое кресло приняло её в свои объятья, и девочка уснула, свернувшись калачиком, укрывшись дырявым пледом. Жизнь показалась ей несправедливой и горькой как самая страшная сказка, рассказанная когда-то на ночь в летнем лагере фей.
Феи леса. Часть 3. Окончание

Плач, не плачь, а жизнь идет своим чередом. Наступило утро и заблудшие души собрались за столом обсудить свое житье-бытье. Решено было больше никуда не идти, запасов в норке хватало, неподалеку журчал ручей, Оставалось лишь набрать хвороста и можно зимовать. Девочки занялись уборкой и только к вечеру хватились: Меховичок пропал. Напрасно бегали они по лесу, напрасно звали и кричали «Ау», маленький человечек не отзывался.

— Он как сквозь землю провалился! — вплеснула руками Фея Карамели, и вдруг её осенило, — конечно же, он наверняка провалился в какую-нибудь нору, вырытую гномом, он ведь такой крошечный.
Феечки стали летать от норы к норе и громко звать Меховичка. Вдруг послышался слабый голосок.
— Тише, — цыкнула Лея, — слышите?
— Да, кто-то плачет, а сейчас смеётся, а сейчас…, летим, это из вон той норы возле раскидистой ели. Девочки бросились к норе и отпрянули из неё выглядывал огромный размером с гору Меховичок и жалобно хныкал.

— Помогите мне, я врос в землю.
— Как тебя угораздило? И почему ты так вырос.
— Мы, меховички всегда так, сначала сто лет не растем, а потом в день совершеннолетия, раз, и сразу размером с гору.
— Зачем ты полез в нору?
— Когда я лез, я был ещё маленьким, я совсем забыл про свой день рождения. Здесь в глухом лесу теряешь счет времени. А из норы так вкусно пахло кедровыми орешками!
Девочки приуныли и расселись на траве.

— Надо попробовать поколдовать, — предложила Фея Карамели, — давайте все втроем, возьмем волшебные палочки и крикнем уменьшительное заклинание. Они вскочили на ноги, и, забыв, что волшебство здесь не действует, взмахнули волшебными палочками и закричали уменьшительное заклинание, правда Лея и Дея его не помнили и прокричали одна летательное заклинание, а другая улетательное. Что тут началось, поднялся вихрь неведомой силы, закружился в смерче, вырвал с корнем раскидистую ель, полетели шишки как колючие снаряды, вздыбилась земля, завертелась в дикой карусели, вылетел Меховичок из норы, подхватил его смерч и унес прочь из чащобы.

— Прощайте, спасибо! — донес ветер, и все стихло, ель водрузилась на место, шишки поднялись с земли и снова приросли к веткам, земля сомкнулась, и нора пропала, словно её никогда и не было.
Феечки отряхнули крылышки и молча, побрели в норку гнома. Колдовать расхотелось.

Прошла неделя. Девочки обжились в лесу, у них появились новые обязанности, нужно было по-очереди дежурить по ночам, чтобы прожорливые кроты не вынесли бы все запасы из погребов. Занятие это хлопотное и неблагодарное. Всё равно к утру обнаруживалась недостача той или иной корзины с продуктами. Феечки непрерывно ругались, и даже однажды, о, ужас, подрались как заправские эльфы.

Фея Карамели приуныла. Она сегодня дежурила в кладовке, и занятие это сильно её утомляло, приходилось беспрерывно колотить палкой в стену, чтобы отогнать кротов. Она сидела на корзине с сушеными грибами и задумчиво грызла орешки.

Вдруг с потолка спустился огромный красно-коричневый паук. Девочка взвизгнула и отскочила к стене. Она очень боялась этих насекомых.

— Тихо, тихо, — прошипел паук, — я тебе не враг. Я помогу вам выбраться из чащобы.
— Но, почему? Я слышала, что вы, пауки не очень-то жалуете фей, вам ближе колдуны да чародеи.
— Ах, глупая девочка, всё так, но вы мне здесь надоели. Каждую ночь шумите в кладовке, распугали мне всех мушек, даже моль улетела. Этак я с голоду помру.
— А ты поешь сушеных грибов.
— Фу, — паук скривился, — за кого ты меня принимаешь, я не какой-нибудь жук короед, я мушек люблю.
К горлу Феи Карамели подступила тошнота. Она сглотнула слюну и почти шепотом проговорила:
— Помоги нам, паук.

— Да, уж придется. А может вас просто съесть? — все восемь глаз паука жадно уставились на хрупкую фигурку.
— Нет, что вы, — залепетала девочка, я невкусная, я сушеными грибами питаюсь и орехами.
— Фу, — поморщился паук, — какая гадость. Ладно, слушай, завра поутру пойдете с подружками к высокой ели, знаешь, где это?
— Знаю, кивнула фея, — там, — она махнула рукой.
— Точно. Ну, так вот, под елью закопан тайник. Выроешь его, достанешь сверток, не удивляйся сверток сплетен из тончайшей паутины. Развернешь его и достанешь кинжал.
Принесешь этот кинжал мне, а сейчас иди спать, я сам покараулю, все равно не сплю.
— Хорошо, — кивнула феечка и попятилась к лестнице.

Утром она рассказала подружкам о тайнике. Высокая ель росла неподалеку, рыть пришлось долго, почти до обеда. Корни прочно оплели всю землю, точно паутина. Приходилось копать по-очереди. Девочки устали, взмокли и все перепачкались. Наконец, сверток был извлечен на свет и их глазам предстал кинжал удивительной красоты. Рукоятка в виде орла со сложенными крыльями, была усыпана отборными самоцветами, два изумрудных глаза строго смотрели на феечек.

Паук ждал. Он умел ждать как никто в лесу, он мог сидеть сутками в засаде, не есть, не пить и не шевелиться, но всегда получал то, что хотел, добычу. Вот и на этот раз волшебный кинжал сам упал в его мохнатые лапы. Он бы и сам давно отрыл его, да нельзя, на кинжале лежало страшное заклинание, только невинные детские руки могли откопать его безбоязненно, тогда заклятие теряло силу, и можно было пользоваться кинжалом. Обладатель его становился настоящим колдуном безо всяких усилий и нудного длительного обучения.

— Глупые девчонки, — прошипел паук, — теперь вы станете моими рабынями!
Он взмахнул кинжалом и в тот же миг перед феечками распахнулись дверцы трех огромных клеток.
— Вы будете развлекать меня сказками и песнями, станете танцевать для меня, а чтобы вы не вздумали улететь, я запру вас как птичек в эти клетки, и вы никогда не увидите неба и солнца, никогда не напьетесь сладкого нектара с цветов.
Он ещё раз взмахнул кинжалом, и феечки очутились в клетках, хлопнули дверцы, лязгнули замки, опустились платки.
— Сейчас для вас ночь, спите, пока платки накинуты на клетки, будет ночь, я так хочу.

Девочки заплакали.
— Цыц, — рявкнул паук, — тише вы мне всех мух распугаете, впрочем, их итак уже здесь нет, придется идти в лес на охоту, вернусь не скоро, советую вам как следует выспаться, утром дадите первый концерт.

Спать не хотелось, Фея Карамели уселась на жердочку и стала раскачиваться, она качалась все сильнее и сильнее, вот уже её ножки стукнулись о прутья, клетка пошатнулась, но устояла, феечка уперлась ногами в пол и оттолкнулась со всей силы, прутья дрогнули и запели словно струны арфы, девочка качнулась ещё сильнее, клетка пошатнулась и упала на бок. Глупый паук забыл наворожить дно, феечка выскочила наружу и открыла клетки подружек.

— Бежим, — закричала она.
— Куда? Кругом чащоба, нам некуда бежать. Девочки отказались выходить из клеток.
Скоро зима, мы погибнем в лесу, а здесь полный погреб запасов, паук все равно грибы, орехи и ягоды не ест, мы останемся здесь.

— Глупые, он нас всех съест, откормит орехами и сожрет под Рождество как гусей или поросят.
— Это ты придумываешь, он добрый, он нам сделал уютные домики с качелями и мягкими постелями, а в лесу холодно, голодно, и нет качелей.
Только сейчас Фея Карамели заметила, что паук оставил волшебный кинжал дома, видимо боялся потерять его на охоте, в пылу азарта ничего не стоит обронить такую драгоценную вещь.

Феечка подошла к столу, кинжал удобно лег в руку, девочка выскочила из кладовки на поляну, взмахнула кинжалом и прокричала:
— Хочу, чтобы Фея Карамели, Лея и Дея оказались дома.

Раздался страшный грохот, земля задрожала, лес расступился и перед феей возник огромный железный орел, он запустил когтистую лапу в кладовку, достал клетки, подхватил их и понёс над лесом. Фея Карамели успела заскочить в клетку к Лее, девочки обнялись и вцепились в холодные прутья.

Спустилась ночь. Вскоре показался родной Заколдованный лес, феечки выпорхнули из клеток и словно беззаботные мотыльки полетели над лесом, здороваясь с каждым светлячком. Радостная весть мигом разнеслась по округе. Эльфы побросали фонари и вышли из леса. Всё в порядке, девочки нашлись, они просто заигрались в прятки, вон они весело порхают над кустом сирени.

Машенька проснулась, протерла глазки и вспомнила, как вчера весь вечер играла в прятки на дне рождения подружки, и как её забыли в шкафу, и она чуть не пропустила церемонию задувания свеч. А сон она тут же забыла.

Глава вторая — Приключения капризной принцессы

Машенька капризничала:
— Не хочу спать, я хочу смотреть мультфильмы!
— Пора спать, — уговаривала мама, — выпей на ночь молока, почисти зубки и в постель.
— Я не хочу в постель, я хочу гулять, кричала Маша.
— Никто не гуляет по ночам, — отвечала мама, все дети давно спят, и ты ложись.
Мама укрыла дочку одеялом, подоткнула углы и поцеловала Машеньку на ночь, спи. В это мгновение Маша увидела, что за спиной у мамы порхает Фея Снов.
— Смотри мама, — сонно произнесла девочка, — там Фея…- она не договорила, веки слиплись, и Машенька сладко заснула.
— Вот и славно, — тихо сказала мама, поцеловала спящую дочку и тихо вышла из комнаты, — спи моё солнышко!
Маша вдруг поняла, что она Принцесса, и сидит на троне рядом с Королём, её отцом. Принцесса недовольно поморщилась, внизу, на дворцовом дворе разворачивался рыцарский турнир. Храбрые воины в латах со шпагами едва сдерживали поводья, нетерпеливо били копыта, лязгали шпоры, клацали тяжелые кольчуги, публика жаждала боя.
— Папа, — скривилась Принцесса, — отмените турнир! Мне надоело сидеть на солнцепеке.
— Но, доченька, турнир ещё не начался, а ты уже капризничаешь.
— Мне надоело присутствовать на рыцарских турнирах, и смотреть, как эти болваны сражаются деревянными шпагами.
— Но, доченька, ты, же сама вчера просила, устроить турнир, тебе было скучно.
— А сегодня прошу отменить, я хочу, чтобы был бал, вы слышите, — она повысила голос, встала во весь рост и громко повторила, я хочу, чтобы немедленно состоялся бал, я отменяю турнир, всем танцевать!
— Перед гостями не удобно, — пытался уговорить её отец, — что скажут о нас соседи?
— Я хочу бал, — визжала принцесса.
Рыцари сошли с коней на землю и прямо в латах неловко, волоча за собой длинные деревянные шпаги, стали приглашать на танец дам,
— Музыку! — вскричала Принцесса, — немедленно позовите сюда музыкантов!-
Зазвучал вальс, и Пары с лязганьем и скрипом неловко закружились по двору. Принцесса покатилась от смеха:
— Вот это весело, папенька! Ха-ха-ха! Они так неуклюжи. — Она вдруг нахмурилась, — а почему лошади не танцуют, немедленно научите их! Конюхи взяли лошадей под уздцы и заставили их танцевать.
Принцесса ликовала, папенька огорченно вздыхал. Вдруг, она наморщила носик, запрыгнула на трон и закричала:
— Хватит танцевать, мне надоело! Всем читать стихи! Начнём с Вас, Казначей!
— Да, Ваше Высочество!
Гости из соседних королевств тихо откланялись, им надоело терпеть капризы Принцессы.
— Ой, как перед гостями неловко, — сокрушался Король.
Казначей затянул целую поэму о храбром рыцаре, принцессе и драконе. Поэма была такая длинная, что Принцесса заскучала уже на первых строчках, оборвала чтеца и сказала:
— Давайте лучше, Вы Рыцарь Длинные Ноги.
Только рыцарь открыл рот, как вдруг налетел Дракон, схватил Принцессу и унёс прочь. Принцесса отчаянно сопротивлялась, громко кричала, но всё было напрасно, Дракон летел и летел вперёд к своей пещере, высеченной в далеких Зелёных горах. Дракон покружил над горой и влетел в пещеру.
— Ты за это ответишь! — прокричала Принцесса, ступив на грязный пол пещеры.
Она огляделась. Пещера была огромной, куда-то вели три тяжелые, дубовые двери. Дракон кивнул на одну из них и прорычал:
— Там будет твоя комната, располагайся!
— За мной придёт храбрый рыцарь и спасёт меня.
— Ха-ха-ха, — расхохотался громким раскатистым смехом Дракон, — не смеши меня.
— Зачем ты меня украл? Я пожалуюсь папеньке!
— Ты будешь меня развлекать.
— Я что, по — твоему, шут? Я Принцесса, — топнула девушка ножкой и гордо задрала нос кверху.
— А я люблю красть принцесс, они забавные. Давай, спой мне.
— Вот ещё, и не подумаю!
— Пой, не то съем!
Принцесса насупилась и запела старинную песню. Она жутко фальшивила, но Дракон как будь-то, не замечал и притопывал в такт огромными тяжелыми ступнями, его когтистые лапы задорно хлопали в ладоши.
— Молодец, — подбадривал он, но вдруг помрачнел и проревел, — хватит петь!
Принцесса замолчала.
— Теперь давай танцуй!
— Да ты что, издеваешься надо мной! — Начала было возмущаться Принцесса, но тут же прикусила язычок, её взгляд упал на огромные острые когти Дракона. — Я не могу без музыки, — схитрила она.
— Да нет проблем! — Дракон порылся в старом обшарпанном сундуке и достал балалайку, вздрогнули струны, послышалась залихвастая мелодия, Дракон уселся на пол и принялся играть, — давай пляши, — крикнул он.
Принцесса надулась, но пошла плясать.
— Оп, оп, оп, — подбадривал Дракон, — молодец! Будешь меня хорошо развлекать, отпущу через год домой.
— Да тебя раньше убьет какой-нибудь храбрый рыцарь! Меня уже ищут, думаешь, это сойдет тебе с лап?
— Ты пляши, давай, а там посмотрим, хотя пляшешь ты плохо. Смотреть на тебя противно, давай сказки рассказывай.
— Да что же это такое! — возмутилась Принцесса, я устала и хочу есть.
— Ну, ладно, заслужила, поищи там, в углу где-то валялась корка хлеба. Да всю не ешь, оставь мышам, они у меня смирные, без спросу ничего не трогают. Я их угощаю сам.
— Я Принцесса, понимаешь! Принцесса! — завизжала девушка, так, что Дракону пришлось зажать уши, — подавай мне королевские блюда!
— Это дома ты Принцесса, а здесь ты шут гороховый, изволь есть то, что дают, а не то останешься голодной, и я отдам весь хлеб мышам, они не визжат как поросята. Они меня любят.
— Как же, любят, — бормотала Принцесса, шаря в углу в поисках краюшки хлеба, наконец, её руки нащупали маленький сухарик, — и это всё, — Принцесса на мгновение потеряла дар речи, — и этим ты просишь меня поделиться с мышами?
— А больше ты и не заслужила, пела фальшиво, танцевала без огонька, сказки рассказывать отказалась, за что тебя кормить, я бы мог тебя оставить голодной, да я добрый, так что ешь, да крошки-то оставь мышам.
Принцесса фыркнула и принялась грызть сухарь, он был невкусный и такой твёрдый, что девушке удалось отгрызть лишь маленький кусочек. Она бросила сухарь мышам и пошла свою комнату, громко хлопнув дверью.
— А я чем виновата? — Проскрипела дверь, надо было лучше стараться.
Принцесса прошла мимо старого кресла и в сердцах пнула его коленом.
— Полегче, — отозвалось недовольно кресло, — нельзя ли вести себя учтивей?
— Я Принцесса, и могу вести себя так, как хочу, скоро за мной приедет храбрый рыцарь и спасёт меня.
— Я бы на это не рассчитывало, — отозвалось старое кресло, — едва ли найдётся рыцарь, который добровольно захочет тебя спасать.
— Да что ты вообще знаешь! Стоишь тут, небось, триста лет, вон у тебя уже пружины торчат.
— Триста не триста, а таких как ты принцесс повидал не мало. Видишь ли, Дракон не стал бы красть, кого попало, значит, голубушка, ты вела себя отвратительно, и кто-то из твоих подданных пожелал, чтобы тебя украл Дракон. Наверно ты обидела его больше всех. Драконы ведь слышит, когда их призывают. В твоем случае, я думаю, таких обиженных подданных было немало.
— Что же мне делать?
— Как что, перестать капризничать, и стать хорошей девушкой.
— Я итак хорошая, — самонадеянно заявила Принцесса.
Она хотела было сесть в кресло, но кресло её не пустило, высунув край острой как шип пружины.
— Я бы так не спешило, сказало кресло, — сначала заштопай дырку на моем боку, а уж потом садись.
— Вот ещё! — рассердилась Принцесса, — тогда я прилягу на кровать.
Она подошла к старой кровати, но та истошно заскрипела и не пустила девушку, подняв столб жуткой пыли:
-Для начала выбей перину, взбей подушки, вытряси одеяло, а уж потом ложись.
Принцесса громко чихнула:
— Да что, вы все, взбесились! — Принцесса гордо встала посреди комнаты, не буду ничего зашивать, не буду ничего выбивать, я Принцесса, и вы должны меня уважать.
— Мы станем тебя уважать, когда ты нас уважишь, — отозвалась мебель.
Принцесса стояла уже час посреди комнаты, её ноги гудели от усталости, глаза слипались, в желудке урчало.
— Ну, ладно, наконец, смирилась она, давайте я зашью дыру, где у вас нитки с иголкой.
— Вот давно бы так, — пропело кресло и тут же в руках у Принцессы оказались нитка и иголка.
Конечно, она не умела шить, конечно, она уколола палец, но надо же было на чем-то сидеть, и Принцесса довела дело до конца.
-Ну, вот, — довольное кресло показало работу кровати и двери, — может же, когда захочет. А теперь давай смело садись, добро пожаловать!
Спустилась ночь, Принцесса очень хотела спать, но кресло было слишком тесным, она повертелась и так и эдак, и решила выбить перину, взбить подушку и вытряхнуть одеяло. Окно немножко посмеивалось над девушкой, когда она чуть не уронила перину, но Принцесса была упряма и выбила из перины всю пыль до последней пылинки. Затем она принялась взбивать подушку, и чуть не выбила из неё все перья, но лиха беда начало, подушка была волшебной и все пёрышки тут же вернулись обратно в подушку. Уже почти без сил, она вытряхнула одеяло и упала на кровать. Не успела её голова коснуться подушки, как глубокий сон сморил её.
Поутру, когда Принцесса протёрла глаза, она не узнала комнату, повсюду стояла роскошная мебель, Дамы и кавалеры приветливо подмигивали с картин, развешанных по стенам.
Девушка осмотрела свою постель и обнаружила, что спит на богато украшенной кровати с бахладином, она опустила ноги с кровати и ощутила мягкий шерстяной ковёр.
— Что же произошло, пока я спала? И где старая кровать, где старое штопаное кресло и дверь сосем не та.
— Я здесь, — отозвалось кресло, — но поскольку ты меня заштопала, я превратился в новое и красивое, всем на зависть.
— И я здесь, сказала кровать, только теперь я такая роскошная, достойная принцессы.
— И я никуда не делась, — пропела дверь, распахнувшись перед Принцессой, — Прошу Вас, Ваше Высочество, проходите.
— Как это всё странно, — удивленно вертела головой девушка, проходя мимо обновленного кресла, золотые подсвечники проводили её ярким светом, шторы учтиво склонились в изысканном глубоком реверансе.
Принцесса вышла в главный зал пещеры и удивилась ещё больше, всё было по-прежнему: и грязный пол, и гора немытой посуды, и брошенный вчера сухарик, видимо, его, и мыши грызть не стали. Принцессе стало противно находится здесь, и она поспешила вернуться в свою комнату. Она взглянула на невесть откуда появившийся стол и увидела изысканные яства и записку от Дракона: «Улетел на охоту, вернусь поздно, домовничай», только сейчас она поняла, как голодна. Принцесса накинулась на еду, но вдруг остановилась:
— А как же мыши, эй мыши, прокричала она, бегите сюда, я дам вам орешков и изюма.
Мышки с опаской вошли через прогрызенный лаз и стали в сторонке.
— Идите ближе, я не боюсь вас, не думайте, что я буду глупо визжать, подходите.
— Мы сами тебя боимся, признались мышки, ты вчера так кричала, что нам пришлось зажать уши.
— Я не буду больше, угощайтесь.
Принцесса поела и пошла опять в главный зал, она брезгливо поморщилась, но не в правилах Принцессы было отступать перед трудностями, она смело взяла веник и принялась мести пол, сначала она подняла в воздух целое облако пыли, то и дело раздавалось её громкое «Апчи!», но Упрямая Принцесса и не думала останавливаться: » Как можно жить в такой грязи!», — повторяла она, наливая воду в таз для мытья посуды, — » Похоже, чашки здесь не мыли с прошлого года», она так разошлась, что помыла все окна и двери.
Когда Дракон вернулся домой, он подумал, что ошибся пещерой:
— Как же здесь чисто, ты и еду сварила, — удивился он, недоверчиво заглядывая в горшок на очаге.
— А что ты думал, что раз я Принцесса, то обязательно лентяйка? Мне просто мой статус не позволял работать, а раз здесь я шут гороховый, то с удовольствием занималась домашними делами.
— Знаешь, а я принёс тебе газету, там пишут про тебя.
— Правда, про меня пишут в газете? Дай почитать! — она стала вслух читать статью » Сегодня в соседнем Королевстве на рыцарском турнире, который плавно перетёк в бал, а затем в поэтический вечер, случилось страшное. Во время чтения поэмы о рыцаре Принцесса была похищена ужасным Драконом. Король безутешен. Объявлено вознаграждение тому, кто спасет Принцессу. Если рыцарь захочет, то сможет предложить спасенной Принцессе руку и сердце, а если не захочет, получит денежное вознаграждение. Смельчаков в родном королевстве не нашлось, поэтому мы просим всех рыцарей нашего королевства принять участие в спасении Принцессы». — Девушка закончила чтение, её глаза растерянно взглянули на Дракона.
— А какова награда?
— Миллион золотых.
— И никого не нашлось?
— Никого!
— Не догадываешься почему?
— Я была слишком капризной, — признала Принцесса, я зазналась, и мучила своих подданных и даже папеньку.
— Это хорошо, что ты так быстро всё осознала, но я всё равно не могу тебя отпустить.
— Почему?
— Потому, что ты отказалась рассказать мне сказку.
— Я расскажу, обязательно, но только сегодня я слишком устала, мне не до сказок.
Прошёл год, но Принцессе всё ещё некогда было рассказывать сказки, она переделала все дела в пещере, насадила возле неё красивейших цветов, завела карликовых кур и петухов. Она работала так усердно, будто никогда и не была принцессой. Самое странное, что ей нравилось заниматься домашними делами. Она научилась шить и вязать, плести корзинки шляпки, она трудилась так, словно боялась упустить каждую минуту, ведь дома, во дворце ей не позволят делать что-нибудь своими руками. Разве что вышивать.
Однажды утром Дракон уселся подле неё на травке возле цветочной клумбы и сказал:
— Прошёл год, и я, как и обещал, — унесу тебя домой, но и ты выполни обещание и расскажи мне сказку.
Принцесса задумалась:
— Жила-была капризная Принцесса, — начала она, — и её украл Дракон. Он преподал ей полезный урок и отпустил домой, а в награду за хорошую работу предложил ей…
— Руку и сердце! — Воскликнул Дракон и на глазах удивленной Принцессы
превратился в прекрасного юного Принца. — Вы согласны?
Принцесса потеряла дар речи, и только моргала, а Принц продолжал:
— В тот день я тоже был на турнире. Я ждал этого состязания долгих пять лет. Я должен был сразиться с Рыцарем Длинные Ноги, а ты со своими капризами испортила мне всё дело, к тому же я не умею танцевать, я воин, а ты заставила меня опозориться перед всеми гостями, я оттоптал все ноги дамам, тяжёлые латы и меч мешали мне, а ты только смеялась, но когда перешли к стихам, я больше не выдержал и вспомнил, что ещё с младенчества обладаю даром превращаться в дракона. Я думал, что ты гадкая и капризная, но теперь вижу, что ошибался, тебе просто было скучно во дворце. Выходи за меня, я тебе не дам скучать, — Принц широко улыбнулся, встал на одно колено и взял Принцессу за руку.
В это мгновение подкатила знакомая с детства карета, и из неё вышел Король, отец Принцессы, он поправил корону и спросил:
— Ну что же ты, доченька, соглашайся, ведь этот юноша спас тебя от злого Дракона.
— Папенька! Принцесса бросилась в объятья отца, откуда ты здесь. — Меня пригласил на помолвку Принц, соглашайся доченька, он единственный смельчак во всей округе, лучшего мужа я и не могу тебе пожелать! — Но он и есть Дра…- начала, было, Принцесса, но посмотрела на Принца, который подмигнул ей, и докончила, — Дракона — победитель. Конечно, я согласна. — Они сыграли свадьбу и жили долго и счастливо, — просыпаясь, услышала Машенька голосок Феи Снов, — Принц был очень доволен женой и хвастался перед соседями, какая она умница, но ему не верили, ведь так не бывает, чтобы принцессы любили трудиться. К тому же все знали, как она капризна. Фея снов закончила сказку и исчезла в бутоне фиалки. А Машенька улыбалась весь день и совсем не капризничала.

Глава третья — Путешествие в Волшебную Страну Эльфов

Маша стояла у окна, серебристые струны дождя хлестали по стеку и стекали вниз ручейками. Внезапно дождь прекратился, Машенька распахнула окно, вдохнула свежий утренний воздух и вдруг увидела, как прямо перед её носом порхает большой зеленый мотылек, девочка присмотрелась и поняла, что это маленький крылатый человечек.
— Ты кто? — удивленно спросила она.
— Я Древесный Эльф. У тебя живёт Фея Снов?
— Да, но только она сейчас спит, прилетайте ночью.
— Не могу, у меня к ней очень срочное дело. Эй, Фея Снов, — пропищал эльф и влетел в комнату, — где ты? У нас беда!
— Что случилось, — сонная Фея никак не могла понять, кто и где кричит.
— Некогда спать, у нас Волшебной Стране Эльфов случилось страшное! Феи и эльфы заболели бессонницей, они мучаются уже неделю, но никак не могут уснуть.
Фея Снов, наконец, поняла, что должна вставать, она громко зевнула, умылась дождевой водой и уселась на подоконнике, свесив тоненькие ножки.
— Расскажи толком, с чего всё началось?
— Не знаю, только жители страны не спят вот уже неделю, полетели со мной, ты должна увидеть все собственными глазами.
— Ой, закричала Машенька, как интересно! Я тоже хочу попасть в Волшебную Страну Фей!
— Хорошо, — согласилась Фея Снов, — но я должна и тебя превратить в фею, иначе нельзя! Она призадумалась, оглядывая все предметы в комнате, пока её взгляд не упал на карамельку, лежащую на столе. Ты будешь Фея Карамели.
— Ура! — запрыгала от счастья Маша, — но как же я полечу с вами? Меня потеряет мама и станет беспокоиться.
Не тревожься об этом, даже если в Волшебной Стране Эльфов пройдет целый год, здесь не пройдет и секунды, и ты вернёшься назад в тоже мгновение.
— Ура! Опять закричала Маша и в тот же миг превратилась в Фею Карамели.
(если не загружается какртинка, просто обновите страницу)
На ней было яркое разноцветное платье, за спиной красовались золотистые крылышки, а карман белоснежного передника был набит карамелью.
Фея Снов взмахнула волшебной палочкой и все трое мигом очутились в Заколдованном лесу. Их встретили изнемогавшие от бессонницы феи и эльфы с покрасневшими глазами, они едва передвигали ноги и уже не могли летать. Фея Снов хлопнула в ладоши и откуда ни возьмись, налетели тысячи прозрачных снов и жители волшебной страны тут же уснули.
— Ну, а теперь за работу! — деловито проговорила Фея Снов, — мы должны выяснить, в чём тут дело.
Они отправились по тропинке, оглядывая каждое дерево, каждый кустик, но ничего подозрительного не находили. Все как обычно: говорящие цветы, поющие кусты и свистящие деревья, ничего нового. Вдруг из-за куста вышел серенький неприметный эльф.
-Ты почему не спишь? — удивилась Фея Снов, — на тебя сна не хватило? Сейчас поищу, у меня где-то был в кармане сон по имени На — Всякий — Случай. Она пошарила в карманах и вынула полупрозрачный заспанный сон, но эльф и не подумал уснуть, наоборот, это сон зевнул и тут же уснул крепким сном. Взволнованная Фея пыталась растормошить его, но всё напрасно.
— Оставьте его, пусть поспит, — проговорил с ехидной улыбкой серенький эльф.
— Кто ты такой?
— Я Эльф Бессонница.
— Так это ты не даешь жителям страны выспаться по ночам, так это ты наводишь морок на мои сны?
— Да, я.
— Зачем?
— Видите ли, я никогда не сплю и мне так стало скучно каждую ночь оставаться одному, вот я напустил на них бессонницу.
— Сейчас же прекрати это делать! — строго приказала Фея Снов.
— Очень испугался, — с иронией в голосе ответил Эльф, — я не Ваш сон, и не боюсь Вас нисколечко!
— Чего же ты хочешь?
— Поиграем в прятки, я прячусь, вы находите, если найдете меня до полуночи, я уйду навсегда из Волшебной Страны Эльфов, а если не найдете, замучаю бессонницей всех детей Земли. Давайте, считайте до ста.
Делать нечего! Фея Карамели зажмурила глаза и принялась считать.
— Раз, два, три…
Эльф противно хихикнул и скрылся в лесу. Фея Снов и Фея Карамели вместе досчитали до ста, и пошли его искать. Они разошлись в разные стороны, но вскоре снова встретились:
— Ты обыскала все деревья?- спросила Фея Снов.
— Все, сказала Фея Карамели, — и дубы колдуны, и березы — занозы, и клены — зелёны, и ели — шишки — летели, и сосны- иголки — несносны, нигде нет Эльфа Бессонницы.
— А я опросила все говорящие цветы: и ромашки-белые-рубашки, и васильки — тёмно — сини — лепестки, и розы — колючие — грёзы, и маки — алые — фраки, нигде нет Эльфа Бессонницы.
И они вновь отправились искать, через час феи снова встретились на том же месте:
-Я поговорила со всеми животными, — поделилась Фея Карамели, — и с кротом слепым котом, и с зайцем — востры — уши — убегайцем, и медведем — за — мёдом поедем, и с лисой — рыжей — косой, нигде нет Эльфа Бессонницы.
— А я поговорила со всеми птицами, — сказала со вздохом Фея Снов, — и синицей-молодицей, и с соловьем — весело — поем, и сорокой — белобокой, и с пеночкой синеокой, и с ласточкой -высоко — парящей, и с вороной — низко — летящей, Нигде нет Эльфа Бессонницы.

Вечерело. Феечки устало присели на пенёк и призадумались.
— Раз мы не можем его найти, — раздался в тишине голосок Феи Карамели, — нужно его уговорить. Или что-нибудь подарить.
— Что же ему подарить? — спросила сама себя Фея Снов?
— Карамель! — закричала Фея Карамели, — все любят сладкое, я подарю ему конфет, у меня их полный карман. Ей, — закричала она во весь голос, Эльф Бессонница, давай поговорим.
— Давай, — послышался голос.
— Я дам тебе целый мешок карамели, а ты за это покинешь Волшебную Страну Эльфов.
— Ха, ха, ха, — разнеслось по лесу громкое эхо, — глупенькая фея, — да разве я стану есть твои конфеты, когда в Заколдованном лесу только руку протяни, тут тебе и чистейший мёд не жалящих пчёл, и золотистый нектар говорящих цветов, и сладчайший полезнейший берёзовый сок, не нужны мне твои конфеты! Ещё испорчу свои белоснежные зубки!
— Что же тебе нужно тогда?
— А ты подумай, чего мне не хватает больше всего на свете? И я выполню вашу просьбу.
Фея Карамели призадумалась:
— Мёд у тебя есть, нектар всегда под рукой, конфет ты не хочешь, что же это может быть?
— Подумай, до полуночи осталось совсем немного времени, — донёс ветер слова эльфа.
— Может быть шоколадный торт? У нас остался кусочек в холодильнике, я могу слетать за ним домой, — рассуждала Фея Карамели.
— Подумай, — ласково сказала Фея Снов, — разве он говорил о сладостях?
— А о чём же?
— Я думаю, он имел ввиду совсем другое. Подумай, чего ему не хватает на самом деле?
— Я поняла, — воскликнула Фея Карамели, — ему не хватает общения.
— Вот именно! Молодец! Ему просто не хватает дружеского внимания, любви и понимания, поэтому он обозлён и делает пакости.
Фея Снов взмахнул волшебной палочкой и тут же все жители Волшебной Страны Фей проснулись.
— Дорогие мои, — торжественно произнесла Фея Снов, — вы сами во всём виноваты.
— Как же так, — послышались недовольные голоса в толпе, — чем же виноваты, мы ничего не делали.
— Вот именно, ничего. Вы все равнодушно проходили мимо маленького серенького Эльфа Бессонница, и никто из вас, никто не задумался хоть на минутку, почему он всегда грустит и даже плачет, уткнувшись мокрым носом в лепесток. А ведь он долго страдал от одиночества, и никто не протянул ему руку дружбы, как же, ведь он маленький и серенький, у него нет золотистых крыльев и разноцветных одежд, он не умеет делать из воздуха подарки, да что он вообще может! Так вы все рассуждали, пока он не напустил на вас недельную бессонницу.
— Что же нам делать? — зашушукалась толпа.
— Пообещайте мне, что все, слышите, все вы каждый вечер ночь перед сном посвятите пять минут времени Эльфу Бессоннице, подружитесь с ним, поверьте, он умеет рассказывать такие истории, которых вы больше нигде не услышите, и тогда он не станет мучить бессонницей ни вас и маленьких детей по всему миру.
— Мы обещаем, мы не знали, что ему одиноко.
— Когда вы засыпали, он оставался совсем один, когда вы просыпались, вы были заняты только своими делами, подумайте, как ему было больно, и больше не бросайте Эльфа Бессонницу одного играть с сами собой в волшебные шашки день и ночь напролёт.
— Я издам указ, — вышел вперёд Король Эльфов, чтобы каждый гражданин страны посвящал пять минут в день дружескому общению с Эльфом Бессонницей.
— Да, бросите Вы, Ваше Величество, — разве можно указом заставить дружить, это должен решать каждый, — фыркнула Фея Снов.
— Мы обещаем, — закричала толпа, мы будет дружить с ним, и не пять минут. Разве можно отмерять дружбу минутами!
— Ну, вот и славно.
В тот же миг Эльф Бессонница появился перед глазами публики, всё это время он оставался невидимым и следовал по пятам за феями, пока его искали.
— Благодарю, вас жители Волшебной страны, — мне совсем не нужно, чтобы вы со мной дружили все, мне достаточно и одного верного друга.
— Я буду твоим верным другом, — сказал Древесный Эльф, махнув рукой из толпы, я тоже одинок и всегда хотел с кем-нибудь подружиться.
— Ура! — закричали жители и стали качать Древесного Эльфа.
— Ура, — кричала вместе с ними Фея Карамели.
— Ура! — услышала свой голос Машенька.
— Ты чего так кричишь? — спросила мама, из кухни.
— Ура! Мы спасли всех детей от бессонницы! Ура!
Фея Снов улеглась в свою цветочную постельку и сладко уснула, ведь Москве было еще раннее утро, а радостная Машенька побежала на кухню рассказывать маме о своём удивительном приключении в Волшебной Стране Эльфов.

Глава четвертая — Путешествие Крошки Сью на Волшебный остров

— Фея Снов, — позвала Маша и зажмурила глаза, — я уже засыпаю.
— Сегодня я расскажу тебе про маленькую девочку, совсем как ты. Жила-была в одной деревне маленькая девочка. Все называли ее Крошка Сью, девочка была такая малюсенькая, что иной раз с ней не здоровались. И подумать только, не из-за того, что не хотели, а просто в спешке не успевали ее заметить. Ее сверстники давно уже выросли и осенью пошли в первый класс. А Крошку Сью учитель не принял.
— Тебя не будет видно из-за парты, — сказал он. — К тому же, ты не сможешь носить тяжелый портфель.
А девочке так хотелось в школу. Ах, как она мечтала узнать обо всем на свете.
В этот миг Маша уснула, и привиделось ей, что она и есть Крошка Сью. Она шла по дорожке из школы, где её только что не приняли, волоча за собой тяжелый портфель, и вдруг, увидела возле опушки леса огромную сладкую землянику, ноги сами понесли её, руки уже было ухватили спелую ягоду, но та, вдруг исчезла и появилась вновь посередине опушки леса. Девочка подбежала было сорвать ягодку, но земляника опять исчезла и появилась снова в траве возле самого леса. Так крошка Сью бежала за ягодкой, пока не оказалась совсем одна в дремучем лесу. Она поняла, что заблудилась и принялась громко плакать.
— Бедная, я несчастная, никто меня не спасет, меня и деревне не все замечали, а в дремучем лесу и подавно не найдут.

Она брела и брела вперёд, когда налетел страшный ветер, полился крупный холодный дождь, а затем и град. Крошка Сью спряталась под большой лопух. Здесь было сухо и мягко. Вдруг сверху что-то шлепнулось, пискнуло, и под лопух заполз совершенно мокрый птенец дрозда.
— Ты кто? — спросила девочка, — и что ты делаешь под моим лопухом?
— Ах, добрая девочка, я Птенец дрозда, только что вывалился из гнезда. — И Птенец утер вдруг набежавшую слезу. — Все мои братья и сестры уже вылетели из гнезда и весело кружат над нашим лесом. Скоро они полетят на юг. И только я остаюсь в родительском гнезде, а мне так хочется посмотреть мир, так хочется на юг. — И он жалобно всхлипнул.
— Не переживай, — говорит ему девочка, — стоит ли плакать? Меня тоже не взяли в школу, но я, же не плачу. Пойдем со мной, может вместе нам повезёт больше.
Птенец утер слезы, тут и буря прошла. Дальше шли они уже вдвоем. Долго шли, устали, присели на пенек отдохнуть. Вдруг видят: бежит Красный Муравей, тащит длинную былинку, старается.
— Здравствуй, Муравей, — говорит Крошка Сью, — далеко ли до моей деревни? Я заблудилась.
— Не знаю, девочка, я муравей лесной, с деревенскими не дружу, спросите еще у кого-нибудь. Да вон хоть у мухи,- муравей махнул лапкой в сторону домика мухи, — она летает повсюду и всё знает, а мне некогда с вами болтать, я должен работать.
Муха жила под большим кустиком земляники. Она страшно обрадовалась гостям и принялась угощать их земляничным чаем с вареньем. Она выслушала крошку Сью и сказала:
— Стара я стала, вижу плохо, раньше знала все деревни в округе, а теперь боюсь сослепу напутать. А возле вашей деревни есть пруд или река?
— Есть, — ответила девочка.
— Тогда вам лучше спросить у стрекозы, у неё глаза большие, зоркие, она всё видит, всё знает. Пойдемте, я отведу вас к ней.
У реки на листе кувшинки был домик Стрекозы. Муха, не любившая долгих путешествий, заспешила домой заваривать земляничный чай. Вдруг еще кто-нибудь заглянет в гости, а чай-то не готов!
Стрекоза спала на цветке кувшинки, волны тихо покачивали ее колыбель. Девочка окликнула Стрекозу, но та спросонья подумала, что ее зовут подружки на другом берегу поиграть в салки и, затрещали блестящие крылья, миг, и стрекоза — егоза унеслась совсем в другую сторону. А надо сказать, что Птенцу Стрекоза очень понравилась, но он не успел, как следует её рассмотреть. Поэтому, как только Стрекоза взлетела, он, сам того не замечая, легко оттолкнулся от земли и вдруг полетел. Уже в воздухе он понял, что его заветное желание, наконец, исполнилось и, забыв про Стрекозу, он начал весело кружить над рекой. Наконец он опустился рядом с Крошкой Сью и принялся благодарить её за помощь.
— Спасибо, крошка Сью!
— Но я ничего не сделала.
— Всё равно спасибо, теперь я полечу с моими братьями на юг. О, юг! — птенец мечтательно прижал крылья к груди и сладко вздохнул. Прощай, милая девочка.
Новые друзья тепло расстались, и девочка пошла дальше одна. Проходя мимо развесистой груши, Крошка Сью увидела, как огромный Заяц ловко взобрался на соседний дуб, его пухлое тело лихо скатилось по пологой ветке, цепкие лапки ухватились за свисавший с груши плющ, и заяц в мгновение ока перемахнул на ветку груши. Затем он сорвал спелый плод и, громко чавкая, принялся его уплетать.
— Лезь сюда, — крикнул он сверху, глядя на девочку, — смотри, какие здесь груши.
Крошка Сью подошла к дубу и увидела, что к нему приделаны крошечные ступеньки — перекладинки. Кое-как, вскарабкавшись по ним, она уселась на развилке дуба, раздумывая — съехать вниз по ветке или не стоит.
— Давай, давай, — подбадривал Заяц, приканчивая очередную грушу. Чего же ты ждешь?
Наконец девочка решилась. Она съехала вниз и, уже было зацепилась за плющ, как слабые ручки не выдержали, и она с визгом свалилась вниз, прямо в лужу, которая, как назло, оказалась под веткой. Но девочка была упряма и настойчива. Несмотря на хохот Зайца, она опять полезла на дуб. На этот раз она долго готовилась и не заметила, как под грушу пришла семейка кабанов. Они тоже любили сладко поесть. Крошка Сью скатилась вниз и ухватилась за плющ, но руки опять не выдержали, и девочка, охнув, свалилась прямо на спину Папаши Кабана. Хрюкнув от неожиданности, кабан пустился наутёк, а за ним и вся его семья. Самый маленький полосатый Кабаненок, не успевая за старшими, уцепился за мамин хвост и, тихо повизгивая, сшибал задними ножками на ходу ромашки. Семья неслась как угорелая, пока, наконец, совсем не выбилась из сил. Они добежали почти до края леса, и папаша Кабан, глядя на мамашу Кабаниху, прошептал:
— Погляди-ка, Хавронья, какой на меня упал паук! Вцепился и не слезает, того и гляди, кусать начнет.
Мама Кабаниха страшно боялась пауков и поэтому с большой опаской оглянулась и посмотрела на мужа. Каково же было ее удивление, когда она увидела вместо паука маленькую девочку. Кабанята сразу же обступили девочку.
— Смотри, мама, — говорил один, — она тоже любит поваляться в лужах, возьмем ее к себе жить.
— Гляди, — ткнул пятачком в ладошку девочки другой, — у нее такая же нежная розовая кожа, как у поросят. Возьмем ее к себе жить!
— Ах, бедняжка!- вплеснула руками мама кабаниха, — Крошка решилась сделать этот
умопомрачительный трюк, потому, что была страшно голодна. Ах, эти сладкие
груши, их так трудно достать!
— Да, — заметил папаша Кабан, — Пока дождёшься, когда они созреют и станут падать прямо тебе в пасть, слюной изойдёшь. Иди к нам жить. У нас ты никогда не будешь голодать. Миску ботвиньи всегда получишь!
— Нет, добрые кабаны, благодарю вас, но я не могу остаться с вами. Я иду в свою
деревню, видите ли, я потерялась. Вы не знаете, где мой дом?
— Знаешь, на берегу моря есть домик. Ты его сразу заметишь, потому что крыша у
него ярко розовая. В нем живет моя троюродная сестра свинка Матрена. Передай ей
от нас привет и вот эту записку — Кабан быстро написал что-то на листе лопуха. — Она водится с деревенскими и всех свиней в округе знает. А мы должны идти, до свидания!
— Прощайте! — закричала им вслед Крошка Сью.
Дремучий лес закончился, и девочка вышла на просторный зеленый луг. Весело
стрекотали кузнечики, деловито жужжали пчелы: » Жу-жу-жу-жу-жу-жу». Шмели с
низким гулом перелетали от одного цветка к другому. Крошка Сью страшно устала и
прилегла отдохнуть. Она лежала на мягком ковре из трав и смотрела в небо.
Вдруг, она увидела стаю синих бабочек, которые весело кружили над полем и пели:
Мы подружки-хохотушки,
Вместе любим мы порхать,
И над толстой милой хрюшкой
Любим мы похохотать.
В быстром танце кружим лихо,
С ветром любим поиграть,
И над тетушкой Ежихой
Любим мы похохотать.
И над Мухой, над Зайчихой,
И над Свинкою опять,
Даже будем тихо-тихо
Мы над Волком хохотать.
Вдруг закапали тяжелые капли дождя. Одна, другая, третья. Подружки разлетелись кто куда, и девочка вскочила на ноги. Она увидела, что рядом с ней сидит еж, довольно странного белого цвета и горько плачет.
— Эй, — сказала девочка, — так ты устроишь потоп. Зачем так плакать?
Еж всхлипнул и утер слезу.
— Все ежи смеются надо мной. Они серые или черные, а я совершенно белый, ну ни одного пятнышка. А знаешь, как мне сложно прятаться от лисы, ведь меня отовсюду видно. Мне приходится очень быстро бегать, а ведь у меня такие коротенькие лапки.
-Не горюй, — сказала Крошка Сью. — Меня тоже в школу не взяли, потому, что я слишком маленькая. Пойдём со мной, вместе веселее.
Еж успокоился и покатился рядом с девочкой. Луг внезапно закончился, и перед ними возникло море, такое широкое и глубокое, что девочка и Еж залюбовались и присели на большой валун, торчащий из песка. Ёж опять начал всхлипывать. Тут из моря вылез деловитый Краб.
— О чем рыдаешь, Еж? Если тебе нужно соленой воды для супа, то вон здесь целое море. Бери, не жалко. А так ты проревешь целый день, и стакана не наберешь.
— Ах, добрый Краб, я плачу оттого, что я белый, а хочу быть, как все ежи, черным. Помочь мне может только чудо.
— Стоит ли так переживать? Слышал я, что в глубинах живет Осьминог. Он умеет делать волшебные чернила. Я знавал одного Морского Конька. Тот случайно попал в чернильное облако. Так, веришь ли, он стал абсолютно черным, а ведь был ярко-красным.
— Ах, как бы мне отыскать этого Осьминога?
— Сейчас я сплаваю на глубину и найду свою подружку Креветку. Может быть, она поможет.
Через некоторое время Креветка и Краб высунулись из воды:
— Говоришь, тебе нужен Осьминог? Есть у меня один знакомый Осьминог. Он сможет помочь твоей беде, но он очень любит подарки и без подарка не поплывет в такую даль.
— Вот, возьми, — сказала Креветке девочка, снимая с себя чудесные перламутровые бусы. — Отнеси их, пожалуйста, Осьминогу, — и морской Краб с Креветкой скрылись под водой.
Долго ждал Ёж и уже, было опять начал плакать, как вдруг из воды высунулась лапа с присосками, затем другая, третья… восьмая и, наконец, показалась голова.
— Ну! — грозно сказал Осьминог.- В чем дело?
Еж испуганно залепетал о своем несчастье.
— Ну что ж, этому горю я могу помочь. — Тут Осьминог выпустил в лужицу чернильное облако. Он мастерски умел это делать. Давай, искупайся в этой луже! Ты навсегда станешь черным, а мне пора!
— Спасибо, — закричал вслед Осьминогу Ёж, с наслаждением валяясь в луже. Он постепенно чернел, чернел и, наконец, стал совсем чёрным. Только его нос никак не хотел окрашиваться, так и остался белым. Но такой пустяк совсем не огорчал Ежа. Взглянув на свое изображение в зеркальце, взятое у Крошки Сью, Ёж радостно хрюкнул и принялся отплясывать весёлый ежиный танец. Крошка Сью хлопала в ладоши и хохотала. Наконец Ёж успокоился и стал прощаться с девочкой. Он покатился лес, время, от времени подпрыгивая на кочках.
Крошка Сью, глядя на удаляющегося Ежа, рассеянно вертела в руках лопух и вдруг вспомнила, что не передала привет свинке Матрене. Она стала искать глазами домик с розовой крышей и увидела, что тот стоит совсем недалеко. Крошка Сью вскочила с валуна и побежала к домику. Свинка Матрена жила на краю кукурузного поля, ведь она так любила кукурузную кашу и лепешки, и еще больше хрустящие кукурузные хлопья. Увидев девочку, такую крошечную да худенькую, Хавронья принялась потчевать ее лакомствами. Особенно девочке понравились хрустящие кукурузные лепёшки. Она с удовольствием запивала их молоком.
Крошка Сью вручила Матрене лопух и передала привет от Кабана. Прочитав записку, свинка завизжала от радости, её ноги сами пустились в пляс, и она принялась обнимать и целовать девочку. Оказывается, у ее родной сестры, живущей за лесом, родились пять отличных поросят. Свинка сразу же засобиралась навестить дорогих племянников.
— Пойдем со мной, — начала приглашать она девочку. — Посмотришь на малышей, познакомишься с моей сестрой.
— Большое спасибо, но я не могу. Мне нужно домой.
— Да, я понимаю, но я не знаю, где твой дом, ты слишком далеко забрела, разве только мой сосед Кот, заядлый рыбак, что-нибудь посоветует. Пойдем, я тебя с ним познакомлю. Он всю жизнь общается с людьми.
Кот жил по соседству. Во дворе его дома были развешены рыболовные сети, да так густо, что приходилось буквально продираться сквозь них. Особенно трудно пришлось Свинке Матрене. Она несколько раз запутывалась в сетях и начинала испуганно визжать. Крошке Сью приходилось каждый раз распутывать ее и успокаивать. Вконец измотанные, они дошли до крыльца. Там уже стоял Кот и всеми силами старался сдержать ехидный смех.
— Нет, чтобы помочь, соседушко, — укоряла его Свинка Матрена. — Видишь, мы совсем выбились из сил!
— Зато как это помогает от воров! — ответил кот.
— А мы к тебе с просьбой — Свинка Матрена уселась в огромное мягкое кресло. — Познакомься, это Крошка Сью. Она хочет попасть домой, она заблудилась.
— Я бы отвез тебя на Волшебный остров на своей лодке, да вот беда: как назло она прохудилась. Ремонт займет много времени, а ведь ты, я вижу, спешишь?
— Да ты, оглох что ли, старый, возмутилась Свинка, — какой Волшебный остров! Девочка заблудилась и хочет попасть домой!
— Спешу, очень спешу, — заверила девочка, — скоро вернуться домой родители, а меня нет.
— На волшебном острове живет Фея Снов, она обязательно поможет найти дорогу домой, а я не знаю, где твой дом.
— Так бы сразу и сказал, не поймёшь тебя, соседушка. А как же она попадёт на Волшебный остров? Лодка-то дырявая!
— Ну, тогда только арбуз, — промяукал Кот.
— Арбуз?! — в два голоса удивились гостьи.
— Арбуз, — спокойно подтвердил Кот. Мы возьмем самый большой арбуз, сделаем в нем выемку, посадим туда девочку и отправим по морю. Конечно, я дам ей свое новое весло. Таким образом, — подытожил Кот, — Крошка Сью не умрет от голода и жажды и доплывет до острова.
-Гениально! — закричала Свинка.
— Ах, как чудесно придумано, — захлопала в ладоши девочка, и они принялись за работу.
Свинка, вдруг, вспомнила, что ей нужно идти и заспешила к своим племянникам. Еще долго со двора доносился ее визг и оханья. Она опять запуталась в сетях.
Арбуз спустили на воду. Девочка взяла весло и, расцеловав Кота, оттолкнулась от берега. Она весело прокричала:

Плыви, кораблик мой, арбуз,
Греби весло быстрей,
На Чудный остров держим курс
Вперёд к мечте моей.

— Смотри, экономь провизию, — кричал вслед Кот. — До острова далеко, держи курс вон на тот утес, за ним будет еще один, а потом и остров. Прощай!
— Прощай, добрый Кот, — кричала девочка, но ветер донес только: «Ай, ай…»
Прошло немало времени. Крошка Сью совсем выбилась из сил. Мякоть арбуза давно закончилась и девочку мучила жажда. Наконец показался остров. Из последних сил девочка догребла до берега и упала на песок без чувств.
Фея Снов была с утра не в духе. Сегодня она разбила единственное зеркало, через которое смотрела на мир. Она могла бы сделать новое, да забыла нужное заклинание. Она ворчала все утро, поэтому, когда на берегу появилась Крошка Сью, Фея Снов совсем не обрадовалась.
— Ходят тут всякие, небось пришла за чудесами. Нет у меня настроения ворожить!
Она принялась брызгать девочке в лицо водой, Крошка Сью открыла глаза и сразу же проговорила:
— Ой, Фея Снов, Вы испачкали свой нос в варенье. Взгляните-ка. — Она вынула из кармана свое зеркальце. Возьмите его себе, я вижу, у вас нет своего, а мне оно не нужно.
— Это почему же? — спросила Фея Снов.
— Я такая маленькая, что мне совсем не хочется каждый раз, глядя на моё отражение в зеркале, расстраиваться и плакать.
— Почему же это так расстраивает тебя, ты такая прелестная девочка, ну и что, что маленькая, ведь многие звери и птицы еще меньше тебя. Я много говорю с ними, и еще никто не жаловался на свой рост.
— Ах, фея, меня не принимают в школу, а я так хочу учиться!
— Ну что ж, это хорошее желание, пожалуй, я исполню его, тем более что ты мне подарила волшебное зеркальце.
— Волшебное? — удивилась девочка.
— То, что подарено в нужное время, в нужном месте, нужное в данный момент всегда творит чудеса.
Фея Снов достала свой волшебный фонарь, вспыхнул желтый фитилёк и заплясал в фонаре, бормоча: » Фити, фити, фитилёк, жёлто — красный огонёк, улетят твои заботы, лишь закончится денёк», и стал что-то быстро шептать. Затем он пять раз громко чихнул, потопал ногами, повернулся вокруг себя несколько раз, и…Крошка Сью начала расти.
— Вот такой ты будешь, когда вырастешь, — показала Фея Снов, кивнув на молодую берёзку, — но это случится через много лет, а пока ты начнёшь расти, день за днём, час за часом, минута за минутой, уже через месяц, будешь ростом со своих сверстников.
— Как здорово, — воскликнула девочка — А я не уменьшусь опять?
— Нет, ты только вырастешь, заверила её Фея Снов.
Радости Крошки Сью не было предела. Она не знала, как и благодарить фею, но вдруг вспомнила, что приплыла на остров совсем не за этим:
— Ах, — вскрикнула она, уже вечер, — а я всё ещё не дома!
Взмах волшебной палочки, и в тот же миг Крошка Сью очутилась дома, а Машенька тут же проснулась потому, что наступило утро.

Спустя час Машенька сидела за столом и рисовала.
— Кого ты нарисовала? — спросила мама, разглядывая рисунок. — Я никого не вижу.
— Ну как же, — возмутилась Машенька, — это крошка Сью.
— Крошка Сью, — ещё больше удивилась мама, — так, где же она?
— Вон, там в уголке листа.
— Аааааааа, — протянула мама, теперь вижу, она такая крошечная, что я сразу и не приметила. А откуда ты знаешь крошку Сью?
— Мне Фея Снов о ней рассказала.
— А расскажи и мне, мне тоже хочется послушать.
Ну, хорошо, слушай, и Маша рассказала всю историю до конца.
Затем она стала рисовать подросшую крошку Сью:
— Вот такой она стала.- Маша пририсовала портфель, — и через месяц учитель взял её в школу.
— Всё хорошо, что хорошо кончается, — вздохнула мама и пошла готовить обед.

Глава пятая — Слёзы Феи Дождя

— Сегодня я не могу рассказать тебе сказку, — сказала Фея Снов.
— Почему? — удивилась Машенька.
— Я должна лететь в Волшебную Страну Эльфов. Наша принцесса Феечка Дождя загрустила и плачет дни напролёт, а когда она плачет, в стране идет дождь. Жители устали от ливня и позвали меня помочь развеселить её.
Возьми меня с собой, милая фея, я не помешаю.
— Ну, хорошо.
Фея Снов взмахнула волшебной палочкой и в тот же миг Машенька превратилась в Фею Карамели, ещё один взмах и наши феи очутились в Заколдованном лесу. Дождь лил уже неделю, тоненькие крылышки фей и эльфов намокли, никто не летал, жители прятались по бутонам, но и там было сыро и прохладно.
Фея Карамели схватила лист берёзы и накрылась им как зонтом.
— Жалко, что мы не сообразили захватить зонты.
— Здесь ими не пользуются, — объяснила Фея Снов. — Это только в Стране Зонтов всегда идёт дождь, в Волшебной Стране Эльфов дождь идёт редко, только когда Феечка Дождя плачет. Она принцесса, дочка Короля эльфов, поэтому плачет редко и успокаивается быстро, её есть, кому развлечь, но сейчас случилось что-то странное, принцесса не может остановиться, скоро в стране будет потоп, если она не прекратит реветь.
Они пошли к королевскому дворцу. Их встретил озабоченный король:
— Наконец то! Помогите, иначе быть беде.
Фея Снов взмахнула волшебной палочкой и тут же во дворец слетелись всевозможные сны:
— Выбирай любой, — ласково сказала Феечке Дождя Фея Снов.
— Вот этот, — ткнула малюсеньким пальчиком феечка и в тот же миг уснула.
Король с облегчением вздохнул, но не прошло и пяти минут, как феечка проснулась и принялась плакать с новой силой. Серебристые крылышки уныло повисли, золотистая крошечная головка поникла, маленький мокрый носик уткнулся в плотно сжатые кулачки, послышались громкие рыдания и всхлипывания. Хлынул такой ливень, какого в Волшебной Стране Эльфов не видели сроду.
— Да, что же это такое! — Король сам чуть не заревел, он схватил полотенце и повязал им голову, — я больше не могу, усыпите меня!
Фея Снов сжалилась над ним и навеяла самый спокойный сон.
— Хватит реветь! Давай играть, — вдруг предложила Фея Карамели.
— Играть, — удивились придворные?
— Играть, а что в этом необычного, все дети играют?
— Дети? — ещё больше удивились придворные.
— Дети, — ответила Фея Карамели, и я и Феечка Дождя — две маленькие девочки и хотим поиграть, — она достала волшебную палочку с карамелькой на конце, взмахнула маленькой ручкой, и на столе появились волшебные шашки из белого и черного шоколада. — Ходи, фея Дождя, ты будешь играть белыми.
Девочки увлеклись, и не прошло и пяти минут, как все шашки были съедены. Дождь стих, придворные тихо шептались.
— А побежали в сад, — предложила Феечка Дождя, — и девочки устремились в сад.
— Давай играть в куклы, — сказала Фея Карамели, — неси своих кукол.
— А у меня нет кукол, — Феечка Дождя накуксилась и опять приготовилась реветь, начал накрапывать мелкий дождик.
— Было бы, о чём реветь! Мы сделаем кукол сами. Ну, вот смотри, берём пучок соломы, сгибаем пополам, перевязываем верёвочкой, видишь? Получилась голова и юбка.
— Здорово! — Феечка Дождя захлопала в ладоши, — ты настоящая фея!
— А теперь просунем между соломинок веточку, это будут руки, привяжем верёвочкой, вот так, крепко-крепко, перевяжем ещё раз на талии, и вот простая куколка и готова, давай, сделай себе такую же.
Феечки сделали ещё одну куколку, потом ещё и принялись играть.
— Что это они делают, удивлялись придворные?
— Разве вы забыли, как сами играли, когда были маленькими? — спросила Фея Снов.
— Это было так давно, мы уже не помним, что были когда-то детьми, в Волшебной Стране Эльфов дети рождаются раз в тысячу лет, Феечка Дождя единственный ребёнок в королевстве.
— Не удивительно, что она плачет, ей просто не с кем играть.
— А давай играть в прятки, — донёсся из сада звонкий голосок.
— А как это?
— А я тебя научу, ты прячешься, я тебя ищу.
Вышло вечернее солнце и улыбнулось девочками:
— Привет, давно не виделись, — закричало оно и засверкало золотистыми лучами.
— А давай покачаемся на качелях, — предложила Фея Карамели.
— У меня нет качелей, — Феечка Дождя опять наморщила хорошенький носик и, только хотела было опять заплакать, только на ясном небе стали собираться тучки, как она услышала:
— Не беда, мы будем качаться на былинках.
Феечки звонко рассмеялись и стали качаться на былинках, тучки тут же рассеялись, словно их и не было.
— А у тебя есть скакалка?
— Нет, — феечка Дождя надула губки, небо нахмурилось.
— Не беда! — Поспешила успокоить её Фея Карамели, — мы сорвём по гибкой травинке и будем скакать часы напролёт, смотри как это весело, — и Фея Карамели начала скакать перед глазами Феечки Дождя.
Девочки играли весь день и весь вечер, они и не заметили, как в Волшебной Стране Эльфов спустилась ночь.
— А побежали наперегонки вон до того говорящего тюльпана!
— До того, на котором сидит зелёный светлячок?
— Да.
— Пора расходится по домам, — сказала Фея Снов, — уже поздно, прощайтесь девочки.
— Ты будешь прилетать ко мне в гости? — спросила Фею Карамели Феечка Дождя.
— Я бы с удовольствием, но это от меня не зависит, разве только во сне.
— Тогда встретимся во сне?
— Обязательно встретимся!
И… Машенька снова очутилась дома в ту же секунду, что и исчезла.
— Мама, — закричала она, — я подружилась с феечкой Дождя.
— Дружба — это прекрасно! — ответила мама, а какая она, феечка Дождя?
— Я сейчас покажу тебе, — и Машенька принялась рисовать новую подружку.